+7 747 110 32 35
09.02.2018 14:24
Максим Антимиров: Все гонщики немного крэйзи!

Максим Антимиров: Все гонщики немного крэйзи!

На знаменитом ралли-рейде «Дакар» приняли участие более 50 квадроциклистов, из них меньше половины добрались до финиша в Кордове (Аргентина). Среди сошедших оказался и гонщик команды Astana Motorsports Максим Антимиров. При этом он умудрился продемонстрировать чудеса стойкости. На 18-м километре четвертого этапа он попал в аварию и раздробил пальцы ноги. С серьезной травмой выступал несколько дней. Пока незадолго до окончания шестого этапа… не «сдох» двигатель его квадроцикла!

– Для меня «Дакар» начался, как отдых в пионерском лагере, – вспоминал Максим Антимиров. – В Перу прибыли за три дня до старта, начались всевозможные проверки. Ты все это время свободен: целыми днями ходишь, кушаешь и спишь. Потом началась работа. И с каждым днем объем только повышался.

На четвертом этапе я сломался. Несколько часов ремонтировался в полевых условиях. Этап закончил уже глубокой ночью. Именно с этого момента для меня началась колоссальная пахота – не хватало времени даже сходить в столовую! Вечером ты понимаешь, что тебе необходимо еще подготовить роудбук (дорожная книга со схематичным обозначением маршрута, по которому предстоит проехать, с указанием километража и всей информацией. – Прим. авт.) на следующий этап. Подъем в три утра!

Когда «Дакар» только начинался, вечер для меня традиционно закачивался походом в душевую, затем следовал ужин и массаж. Бивуак большой: полкилометра до одной точки, еще полкилометра до другой. На все это уходит время. Поэтому с четвертого этапа я перестал ходить на ужин. Брал консервы, сухпай, разбавлял все это месиво спортивными напитками и ложился спать. Ближе к шестому этапу, чтобы сэкономит время для сна, перестал даже ходить в туалет. Сам себя успокаивал: если во время гонки сильно приспичит, схожу где-нибудь там, на маршруте. Лишь бы лишние полчаса выкроить на сон.

Кстати, нам говорили, что на «Дакар» обязательно нужно брать с собой снотворное, чтобы ничего не мешало хорошо выспаться. Какой там… Все было совсем по-другому: ты только лег в кровать, глаза закрыл и понимаешь, что тебя уже будят! Я выступил на «Дакаре» всего шесть этапов. Этого отрезка вполне достаточно, чтобы понять, что знаменитый ралли-рейд – это колоссальный ритм, запредельная физическая и психологическая нагрузка.

ДАКАР 2.jpg

– На шестом этапе вас сняли с гонки: у квадроцикла возникли серьезные проблемы с мотором. Капитан команды Astana Motorsports Артур Ардавичус до последнего за вас сражался, чтобы вы продолжили выступление на «Дакаре». Но, не вышло.

 – Так получилось, что я очень долго занимался ремонтом квадроцикла. Не стал нажимать аварийную кнопку. Это бы означало, что я автоматически прекращаю участие в «Дакаре». Просто обратился за помощью к организаторам. К тому времени я в общей сложности почти шесть часов тусовался в пустыне. К тому же поломанная нога сильно разболелась. На деле оказалось, что не важно – нажимаешь ты красную кнопку или нет. Раз обратился к организаторам, они берут кусачки, снимают все приборы безопасности с твоего «квадрика» и эвакуируют технику. Меня посадили в «скорую помощь» и отвезли в базовый лагерь.

На следующий день квадроцикл нам вернули. Артур Ардавичус долго за меня воевал. Но тут свое слово сказали врачи. Они осмотрели травмированную ногу. Дело в том, что после перелома пальцев на ноге я выступал еще три дня. За это время стопа сильно распухла. Из-за того, что выступать приходилось в специальных узких ботинках, на месте травмы возникли натертости и образовались большие волдыри. К шестому этапу они лопнули, на ноге уже зияли кровавые раны. Вид, конечно, убойный.

Нога в ботинок не лезла, я ее мазал кремом и с трудом впихивал. Когда пришел к медикам, пришлось разрезать обувь. Вид открылся просто ужасный: месиво из крови, крема и грязи. Врачи ударились в панику. Я им говорю: «Да не переживайте, просто вытрите и все»! Медики мне объяснили, что сейчас в открытые раны начнет попадать пот и грязь. Там и до заражения крови недалеко.

СПОРТ2.jpg

– Какой диагноз поставили врачи?

– Когда я попал в аварию, удар пришелся по суставам всех пальцев ноги. Большой и соседний палец вообще посинели. Когда трогаю их, такое ощущение, что они онемели. Суставы еще двух пальцев раздроблены. И лишь мизинец вывихнут, но не сломан. Французские врачи оказали мне первую помощь, но не стали накладывать гипс.

По возвращению домой я сходил в травматологическое отделение городской клинической больницы № 4. Дежурный врач Константин Морозов сделал рентгеновские снимки и подтвердил, что суставы раздроблены. Оперировать бессмысленно, собрать их практически невозможно. Сами срастутся, правда, со смещением. Но мне же ими стрелять не надо! Главное, что два опорных пальца в порядке, значит, ходить буду.

СПОРТ 3.jpg

– Скажите откровенно, если бы вы закончили тот злополучный этап, продолжили бы гонку с травмированной ногой?

– Наверное, да. Все гонщики немного крэйзи. Во время выступления адреналин зашкаливает. В 2014 году я выступал в гонке в Абу-Даби. На втором этапе перевернулся, сверху приземлился любимый «квадрик». В итоге у меня случился перелом тазобедренной кости в трех местах, заклинило сустав правой ноги. Тогда я вообще не мог ходить. Меня утром на руках доносили до квадроцикла, усаживали и отправляли в путь. На обезболивающих таблетках я проехал все пять этапов.

Когда домой вернулся, врачи объяснили, что если бы переломы срослись неправильно, то вообще мог бы загнуться на всю оставшуюся жизнь. Но, ничего, пронесло. Я месяц провалялся дома. Пришло время выступать в другой гонке. Приехали друзья, загрузили меня в багажное отделение «Тойоты-Тундра» и мы отправились в Россию на гонку (Смеется).

Многие люди меня не поймут. Но это моя жизнь. Во сне я до сих пор еду на «Дакаре». В полночь ложишься в кровать, в три часа просыпаешься весь в поту. Понять ничего не можешь: где ты, что с тобой, сколько километров осталось до контрольной точки, чтобы отбить «чек»… Поэтому, если бы не возникли проблемы с движком, наверное, поехал бы дальше. Я уже парень битый. На всякий случай взял с собой на «Дакар» побольше обезболивающих таблеток.

СПОРТ4.jpg

– Организаторы «Дакара» выложили в Интернет видеоролик, на котором вы, не смотря на перелом, танцуете на бархане зажигательный танец. И сопроводили его подписью: «Авария? Нет, Максим Антимиров в полном порядке. Кстати, он неплохо двигается». Это видео набрало более полутора миллиона просмотров.

– Как мне сказали ребята: «Хореографию надо подтянуть» (Смеется). Да, я видел этот ролик. Очень пожалел, что в этот день был не в форме «Астаны». Это видео сняли с вертолета, который обслуживал «Дакар». Я как раз накануне упал и раздробил пальцы ноги. Адреналин еще продолжал гулять в крови. Несмотря на боль, я сумел перевернуть и поставить на колеса свой квадроцикл¸ который весит 280 кило. На месте разобрал технику и починил.

На это ушло время, начала сильно болеть нога. Когда двинулся в путь, проезжал мимо ребят из команды МАЗ. Пожаловался им на свои проблемы, что у меня где-то глубоко во внутренних карманах лежат таблетки «кетонала». А времени и сил, чтобы снять всю эту амуницию, у меня попросту нет. Они меня накормили своими обезболивающими и отправили в путь. Жизнь как-то сразу наладилась и я продолжил гонку.



– Есть желание еще раз выступить на «Дакаре»?

– Я на своем опыте узнал, что «Дакар» это не отдых, а колоссальная работа. На данный момент я даже не знаю: хочу ли я там еще раз оказаться? Наверное, должно пройти время, чтобы эмоции улеглись. Да и задница должна зажить. Сейчас она растертая, вся синяя. Сделаю паузу. Может быть потом вновь загорюсь.

Когда едешь пять этапов на Кубке мира – это реально кайф. «Дакар» совершенно иное. Две недели изматывающего пути. Ты вечно невыспавшийся, постоянно голодный, грязный… Все мысли только о жратве. Был такой момент, когда я догнал по ходу маршрута машину с прессой, попросил у них еды. На последнем лиазоне, прохождение которого длилось восемь часов, увидел, как местные бедуины жарят мясо.

Моя тонкая натура не позволила мне проехать мимо такого пиршества. (Смеется). Это было километров за 15 до того, как у меня двигатель навечно замолчал. На тот момент я находился где-то на границе между Перу и Боливией. поэтому не знаю, кто это были: еще перуанцы или уже боливийцы. Но это неважно!

Они так обрадовались, что я заглянул к ним на огонек. Со всеми сфотографировался. Мимо проезжали несколько «мотогонов». Увидели меня, тоже остановились. И мы все вместе устроили импровизированный ужин. Отведали местных деликатесов: тонко нарезанного и хорошо прожаренного мяса с картошкой в мундире величиной с крупную вишню. Помню, что это блюдо было очень соленым. Но на тот момент мне было абсолютно наплевать.

СПОРТ3.jpg

Иван Резванцев
1383


comments powered by HyperComments